Пять гонок, которые определят мировую повестку на 2019 год

Наступивший 2019 год будет богат на события в политической, экономической и технологической сферах. У них будет одна общая черта – предельно жесткая конкуренция между политическими, экономическими и технологическими игроками.

Как и в 2016–2018 годах, ожидать fair play от этих игроков не стоит – по сути дела, мы увидим сплошные гонки без правил.

Из них я бы выделил пять самых интересных и важных. Пять гонок, которые в наибольшей степени повлияют на международную повестку в новом году.

Демократические праймериз в США

Очередные президентские выборы в США состоятся в ноябре 2020-го. Летом 2020-го определятся кандидаты от двух ведущих партий. Решится ли кто-нибудь из республиканцев составить конкуренцию действующему президенту, пока неясно. А вот в Демократической партии нет недостатка в желающих взять на себя задачу «остановить Трампа». По оценкам американских электоральных экспертов, в партийных праймериз могут принять участие до 40 политиков. Демократический национальный комитет уже спланировал 12 внутрипартийных дебатов. Первые состоятся в июне 2019-го. А предвыборная борьба началась уже в первые дни наступившего года.

Для партийного руководства главной целью является выбор кандидата, который «побьет Трампа». Но с такой прагматичной постановкой задачи согласны далеко не все. Ультралевые, которые все чаще называют себя социалистами, намерены побороться за лидерство в партии, за то, чтобы определить ее программу на ближайшее десятилетие.

От современных американских социалистов не стоит ждать «борьбы за мир», которая была характерна для западных левых XX века. Они скорее настроены на повсеместное насаждение «единственно правильных» идей – «зеленого» фундаментализма, радикального феминизма, гендерного релятивизма, десуверенизации государств. Если социалисты установят контроль над Демпартией, мы станем свидетелями рождения новой внешнеполитической доктрины США, стержневой идеей которой будет полная делигитимация государственного суверенитета во имя всеобщей политкорректности и культурного разнообразия.

Выборы в Европарламент

Хотя Европарламент мало влияет на реальную политику ЕС, выборы в этот орган неизменно привлекают большое внимание прессы и общественности. Расстановка сил в нем является своего рода барометром политических настроений в Старом Свете. Предыдущие выборы состоялись в 2014 году, когда процессы трансформации Запада еще только намечались. Но евроскептики уже тогда добились значительных успехов. За прошедшие пять лет произошло множество событий, которые в буквальном смысле потрясли ЕС. Политики, которых называют «популистами», изменили политический ландшафт Европы.

Насколько им удастся в мае 2019-го капитализировать рост своей популярности и усилить присутствие в парламенте Старого Света, будет зависеть от множества факторов. Прежде всего от того, насколько новый электоральный закон, принятый в 2018 году, поможет европейской элите сдержать наступление популистов.

В Брюсселе, Берлине и Париже не скрывают, что опасаются «кошмарного сценария» – появления евроскептического Европарламента. Так что лидеры стран – членов ЕС будут вовсю использовать админресурс и искать «русский след».

Внеочередные выборы в Израиле

Осенью 2018 года обострился кризис правительственной коалиции Израиля. Формально камней раздора было два – отношение к конфликту в секторе Газа и правила призыва в Армию обороны Израиля (АОИ) студентов, изучающих Тору в религиозных заведениях. Ультраправые требовали от Биньямина Нетаньяху более жесткого военного ответа на то, что они называют «агрессией со стороны группировки «Хамас». Религиозные фундаменталисты – продления действия закона, по которому углубленно изучающие Тору юноши освобождаются от призыва в АОИ.

Премьер, пытаясь сохранить согласие в правящей коалиции, заявил о поддержке закона, но решил пойти на перемирие с «Хамас». Оба хода вызвали резкую критику со стороны министра обороны Авигдора Либермана, что привело к его отставке. Новую кандидатуру на пост главы военного ведомства согласовать так и не удалось. Однако это было лишь поводом назначить внеочередные выборы, которые состоятся в апреле 2019 года.

Нетаньяху надеется упрочить положение своей партии «Ликуд», которая после выборов 2015 года получила в кнессете всего 30 мест из 120. У правой коалиции также не слишком надежные позиции. Она обладает лишь 61 мандатом, то есть весьма неустойчивым большинством. Кроме того, против премьера и его жены выдвинуты серьезные обвинения в коррупции. Новое триумфальное переизбрание Нетаньяху могло бы решить многие проблемы премьера и его партии.

Но главное, конечно, не в этом. Апрельские выборы станут настоящим референдумом о политике Тель-Авива в регионе. С 2015-го ситуация на Ближнем Востоке значительно изменилась. Несмотря на то что практически все действия Нетаньяху всецело поддерживает американский президент, в самом еврейском государстве нет согласия относительно того, как достигнуть долгосрочного мира и обеспечить безопасность страны.

У премьера серьезные противники. Помимо извечных оппонентов в лице «Сионистского союза» и «Еврейского дома» (ранее называвшегося «Наш дом Израиль») вызов правящей элите бросят и новые лидеры. Наиболее ярким их представителем является очень популярный в народе генерал Бенни Ганц, недавно создавший собственную Партию стабильности. Вряд ли эта партия наберет более 10% голосов, но для оппозиционного блока Ганц – идеальная кандидатура на пост премьер-министра.

Кто бы ни выиграл внеочередные выборы, радикально внешняя политика Израиля не изменится. Но даже малейшие подвижки в ней при нынешнем весьма неустойчивом балансе сил в регионе будут иметь далекоидущие последствия.

Телекоммуникационная гонка

США и Китай до сих пор не могут прийти к согласию по торгово-тарифной политике. Скорее всего, в той или иной форме так называемая торговая война между Пекином и Вашингтоном продолжится, причем в нее будут постепенно втянуты все сколько-нибудь заметные участники международного рынка.

В 2019 году на первый план выйдет жесткая конкуренция за первенство в освоении мобильных сетей 5G. Сети пятого поколения будут задействованы в управлении инженерной инфраструктурой, транспортом и производственными мощностями, поэтому первенство в распространении данной технологии является принципиально важным – по сути дела, освоение сетей 5G является одним из условий перехода человечества к новому технологическому укладу.

В 2018 году Вашингтон начал наступление на лидера в производстве телекоммуникационного оборудования для сетей 5G – китайскую корпорацию Huawei. Дело дошло даже до ареста ее топ-менеджера Менг Вэджоу. Кроме того, европейских партнеров настоятельно просят полностью отказаться от использования оборудования Huawei. Но Китай, понятное дело, сдаваться не собирается. Несмотря на оказываемый американской стороной прессинг, КНР весьма агрессивно продвигает свои технологии в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в Индии и Индокитае, в Средней Азии и России. Но даже освоение собственно китайского рынка будет огромным достижением для Huawei.

Еще в 2016 году отраслевые эксперты предсказывали, что начало массового внедрения сетей 5G придется на вторую половину 2019 года. Возможно, битва индустриальных гигантов и неминуемая в таком случае «битва стандартов» приведет к замедлению этого процесса, но в нынешнем году мы совершенно точно станем свидетелями того, как освоение элементов нового технологического уклада будет осуществляться в условиях жесткого национально-государственного протекционизма.

Так что, пожалуй, застолблю за собой новый термин – постглобальный интернет. В основном это будет «интернет вещей», но не пылесосов и посудомоек, а промышленных предприятий, энергетики и транспорта.

Космическая гонка

Еще одной составляющей всемирного индустриально-технологического соревнования в 2019 году станет новая космическая гонка. В тот самый момент, когда, казалось, освоение внеземного пространства перестало быть приоритетом для человечества, ведущие державы мира вступили в яростную схватку за господство в космосе.

В 2019 году американская корпорация SpaceX Илона Маска будет испытывать свой пилотируемый корабль Crew Dragon. К концу года предприятие Маска должно наглядно продемонстрировать, что его космические аппараты могут доставлять экипажи на Международную космическую станцию.

В 2019 году продолжатся испытания и космического корабля Orion, создаваемого американской Lockheed Martin и европейским Airbus. Правда, для полноценных испытаний нужна новая ракета (SLS), создание которой пока отстает от графика. NASA рассчитывает использовать аппараты SpaceX для полетов на низкую околоземную орбиту, а Orion – для полетов на Луну и Марс. Впрочем, и Илон Маск не оставляет надежд на запуск Crew Dragon к этим небесным телам.

Китайская космическая программа также готова сделать новый рывок. В 2018 году КНР осуществила больше космических запусков, чем любая другая страна мира. В распоряжении Пекина имеется надежный пилотируемый корабль «Шэньчжоу» и орбитальная станция «Тяньгун». В первый день наступившего года китайцы посадили на обратную сторону Луны свой луноход «Чанъэ-4». Ввиду завесы секретности, окутывающей космическую программу Поднебесной, очень сложно сказать, какой следующий ход сделают китайцы. Но они совершенно точно готовят своих тейконавтов к высадке на другие небесные тела.

О готовности нашей космонавтики к новому этапу космического соревнования говорить, увы, пока не приходится. Для России в 2019–2020 годах будет хорошим результатом сохранение хотя бы самой пилотируемой космической программы.

***

В общем, скучать в 2019 году не придется. Разумеется, одновременно будут развиваться не пять, а сто пять, возможно, и тысяча пять гонок. Приведенные мной примеры лишь показывают, насколько обострится в мире политическая борьба и каким жестким будет новое международное соревнование, в реальность которого еще пару лет назад многие отказывались верить.

Источник: vz.ru

Добавить комментарий