Раз бумажка, два бутылка

С этого года Мурманская область перешла на новую систему обращения с твёрдыми коммунальными отходами. Теперь весь хлам перед отправкой на свалку будет проходить сортировку. Для чего это нужно, и удастся ли избавить наш регион от мусорных завалов, в репортаже Северпост.

За один день до визита губернатора журналист Северпост приехал на мусоросортировочный комплекс и полигон ТКО, и своими глазами увидел, куда отправится его ёлка, а заодно и весь мусор северного кластера.

Дорога до мусоросортировочного комплекса, что находится в районе Междуречья, проходит через свалку в Дровяном, о чём можно догадаться по запаху. И, словно, прочитав мои мысли, слышу от собеседника:

«Всё, нет больше Дровяного с 1 января. Забудь о нём, как о страшном сне. И о его тошнотворном запахе горения», — начинает разговор заместитель директора мурманского филиала АО «Управление отходами» Виталий Измайлов.

По словам Измайлова, уже первого января, ровно в 9 утра, на новый мусоросортировочный комплекс, расположенный на территории полигона ТКО, мощностью не менее 180 тысяч тонн в год, приехал первый мусоровоз. Ох и богат был новогодний «улов»: и шапка-ушанка, и статуэтка танцующего слона, и денежные купюры. Увы, неликвидные.

На работу вышла полная рабочая смена.

Всего за 2 недели нового года было рассортировано 15 тонн вторичного сырья. Из них продали первую партию – всего около 4 тонны алюминиевых банок. Рассортировали всё, что пришло из Мурманска, ЗАТО Александровск, Североморска, Териберки, Туманного и Кольского района. Эти населённые пункты входят в так называемый северный кластер. 

«В Европе весь мусор сами граждане аккуратно раскладывают по разным контейнерам. Отдельно пластик, стекло и т. п. На завод приезжает уже отсортированное сырьё. А мы платим за это другим людям. При этом, вся Европа отказывается от пластиковых коктейльных трубочек – они практически не сортируются, при этом, попадая в природу, убивают животное. Или другой пример – стаканчик старбакса — он пропитан полимерами, имеет пластиковую крышку. Он вообще неубиваем. Если бы диназавры ели упаковки из-под чипсов, они вымерли бы намного раньше. Нам ещё очень многому стоит научиться в плане бытовой сортировки, переработки, экологии. Но, думаю, и мы придём к биоразлагаемым упаковкам ради лёгких нашей планеты и жизни потомков», — рассказывает Измайлов.

Ну а мы подъезжаем к воротам полигона. Если бы сидели в мусоровозе, здесь нас ждал бы первый этап контроля — радиационная рамка.

Здесь также машина встаёт на весы — теперь весь мусор под контролем. 

Мусоросортировочный комплекс включает в себя «разрыватель мусорных пакетов», сортировочную конвейерную линию, стационарный пресс-компактор и пресс. На начальном этапе обработки поступающие твердые коммунальные отходы освобождаются от упаковки. Часть «добра» отправится на вторичную переработку, остальное — утилизируют.

После сортировки на конвейере фракции, не подлежащие утилизации, уплотняются в пресс-компакторе и отправляются на хранение в специально подготовленные «карты» или специальное хранилище органических отходов. Внешне «карта» напоминает гигантскую ванну.

Принцип захоронения же сравним со слоёным пирогом. Складываются отходы, а сверху кладётся какой-то инертный материал: полимерная мембрана и песок, затем слой органики, затем снова мембрана и песок, и так до полного заполнения.

И после этого сверху  «бегает» каток-уплотнитель весом 30 тонн. Это позволяет устранить все пустоты, которые там есть.

«В пустотах обычно образуется свалочный газ, который имеет свойство иногда выбрасываться и иметь некий неприятный запах. Но самое страшное, что свалочный газ ведёт к образованию пожаров. Газ, который будет выделять мусор, будет использоваться вторично для собственных нужд, например, его можно сжигать для отопления. Добавлю ещё, что для слива осадков из карты созданы дренажная и очистительная системы», — объясняет первый замгендиректора ЗАО «Управление отходами» Евгений Барзыкин.

Что касается места для захоронения, то искали подходящее место долго. Некогда это была сопка. Её в буквальном смысле срыли. В итоге получился огромный котлован или ванна. Когда её заполняют мусором, сопка снова вырастает. 

Всего, по проекту, в районе Экотехнопарка будет создано 7 таких карт общей площадью 32,53 гектара. Вводиться в эксплуатацию они будут постепенно, и при существующих темпах мусорообразования в регионе обеспечат безопасное функционирование системы обращения с ТКО на ближайшие 40 лет.

Но то, что подлежит утилизации, по конвейерной ленте отправляется к сортировщикам в крытый цех. На предварительном этапе они отбирают всё крупное и громозкое.

Далее идёт детальный разбор мусора. Один сортировщик собирает бумагу, другой – пластик, третий — стекло, и так далее.

Люди экипированы, на них специальны фартуки, рукавицы, от запаха их защищают респираторы. Все они прошли обучение по технике безопасности при обращении с отходами. Они могут отличить опасные отходы от безопасных. Поэтому ни батарейкам, ни аккумуляторам не пройти. Их, как мы знаем, категорически нельзя захоранивать. 

Далее все отходы попадают в сепаратор, который позволяет отбирать всю органику, не имеющую никакой коммерческой выгоды.

Впоследствии именно она может стать неким грунтом для реконструкции свалки Дровяного, чтобы её привести в божеский вид.

На конце конвейера стоит магнитный сепаратор – он отбирает все металлы.

«Весь мусор, который сюда поступает, проходит процесс обработки. Захоронению подлежит только то, что положено по закону. Картон, бумага, пластик, стекло, металлы – то, что должно быть отобрано и то, что имеет коммерческую ценность, — отбираются и в дальнейшем будут продаваться», — рассказал первый заместитель генерального директора ЗАО «Управление отходами» Евгений Барзыкин.

«А что будете делать, если найдёте деньги?» — не могу удержаться от алчного вопроса.

«Если найдём деньги, они пойдут в общую кассу, и буду переданы в качестве премиальных», — смеется Барзыкин.

Согласно расчётам, ежегодно сюда будет поступать 250 тысяч тонн отходов, в том числе, 122 тысячи тонн «хвостов» сортировки, 18,2 тысячи тонн измельчённых и 12,8 тысячи тонн не измельченных крупногабаритных отходов, а также 70 тысяч тонн промышленных отходов.

 

Напомним, цена контракта — 11 млрд рублей на 10 лет, то есть около 1 млрд рублей в год. 

 

«При подготовке полигона ни одно крупное дерево не пострадало. Единственную сосну мы попросили строителей сохранить, они её перенесли, и она прижилась», — добавляет Измайлов.

По словам Измайлова, новая система переработки и утилизации ТБО будет уникальной даже с учетом мировой практики, потому что за Полярным кругом такого объёма отходов нет нигде в мире. А значит, нигде и не строились подобного рода сооружения для работы с ними.

К слову, активно опыт сортировки мусора используют в соседней Швеции. Там построили мусоросжигательные заводы, и благодаря им страна в значительной степени и отапливается.

«А сколько платить будем?» — не дает покоя посконный вопрос.

«Плату за мусор будут начислять по головам, а не по «квадратам». Раньше «мусорные» деньги включены в плату «содержание и ремонт жилья. Расходы на оплату вывоза мусора для многодетных семей будут субсидироваться», — отвечает Измайлов.

Конечно, плюсов появления Экотехнопарка громадье: выделение из отходов ресурсов, пригодных для вторичного использования, улучшение экологической обстановки. Помимо того, созданы новые рабочие места и, за счёт налогов, пойдут поступления в бюджеты всех уровней…

Остаётся надеятся, что появятся предприниматели, которые будут производить что-то полезное из пока ещё бесполезных фракций.

На предприятии подчёркивают, система новая, некоторые моменты ещё требуют отладки. Поэтому для обратной связи с населением сейчас работает горячая линия. Если где-то возникают проблемы с вывозом мусора,  обращайтесь за помощью. Общими усилиями, глядишь, и наведём порядок в своём медвежьем углу.

Фото: СеверПост

Вконтакте
и Facebook

Источник: severpost.ru

Добавить комментарий