Чернобыль – вопрос политический?

Беларусь продолжит сокращать список болезней, связанных с Чернобылем, хотя он у нас в разы короче, чем в России и Украине. Представители белорусской медицины называют чернобыльских пессимистов либо политически ангажированными, либо радиофобами.

В Гомеле прошла конференция, организованная Минздравом, МЧС и Академией наук, которая подытожила 30-летнееизучение последствий Чернобыльской катастрофы. Общий оптимистичный фон иногда омрачался обвинениями в политической ангажированности оппонентов и сетованиями на «радиофобию» населения.

Список «чернобыльских» болезней сократят

Сейчас Минздрав при участии Научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека (город Гомель) разрабатывает новый перечень заболеваний, связанных с чернобыльской аварией. Некоторые болезни из него вычеркнут, сказал замдиректора РНПЦ радиационной медицины Эльдар Надыров.

Список урежут, несмотря на то что он и так экстремально короткий по сравнению с аналогичными документами в соседних странах. В Беларуси лишь 18 заболеваний признаются связанными с аварией, тогда как в Украине – 176 болезней, в России – 150.

«Однако так огульно (не в обиду, конечно), как в Украине, поставить в перечень заболеваний все злокачественные новообразования, все доброкачественные новообразования, половину болезней системы кровообращения, одна четверть всех болезней органов дыхания и так далее… Там страниц десять заболеваний. Нет такой связи и не может быть», — сказал Эльдар Надыров.

Замдиректора РНПЦ считает, что избыточное количество заболеваний в перечнях у стран-соседей обусловлено политически.

«Перечни заболеваний – это очень тонкая грань. Это еще вопросы политического характера. Вот попробуйте сейчас в Украине или в Российской Федерации взять и оставить там 10-12 нозологических форм, в основном злокачественных новообразований. Что будет? Будет социальный взрыв, так же?» — предположил специалист.

Проблема в том, что чем больше болезней в перечне, тем большим людям необходимо платить «чернобыльские» пособия.

«Российская Федерация – богатое государство, они готовы платить эти пособия. Украина, скажем, не готова. Насколько я знаю, там эти пособия и не платят. У нас пособия по инвалидности, причинно связанной с чернобыльской катастрофой, очень высокие», — отметил Эльдар Надыров.

Количество болезней, которые могут быть связаны с аварией, в Беларуси с каждым обновлением перечня сокращается. На этот раз некоторые недуги также лишатся «чернобыльского следа».

«Сразу могу сказать: наследственные и врожденные пороки развития из этого списка будут удалены однозначно, — заявил замдиректора гомельского центра. – За последние 15 лет ни одного случая, причинно связанного[с аварией], инвалидности или смертности от таких пороков не было зарегистрировано».

Эльдар Надыров отметил, что в прошлый раз из списка,который действовал до 2009 года,уже убрали болезни системы кровообращения. «Они были до 2009 года – может, это было и правильно: это стресс, это переселение, это изменение образа жизни. Но прошло после катастрофы 30 лет, этот фактор уже не работает».

«Непозволительные заявления»

Владимир Бортновский, завкафедрой гигиены, экологии и радиационной медицины Гомельского медицинского университета, во время презентациидоклада вступил в заочную полемику с главой киевского координационного аналитического центра «Экология и здоровье», бывшим ректором Гомельского медуниверситета Юрием Бандажевским. Недавно в прессе появилось интервью, в котором Бондажевский заявил, что многое в негативных демографических процессах и заболеваемости населения Беларуси является последствием радиоактивного воздействия. 

Владимир Бортновский назвал подобные заявления «просто непозволительными». «Мы понимаем, может быть, это его сегодняшнее реноме оппозиционера объясняет такие заявления, потому что мне трудно, зная его как ученого, принять, что это заявление не носит конъюнктурного соображения», — сказал эксперт.

Заведующий кафедрой сослался на официальные данные по размеру доз, поглощенных населением и ликвидаторами. «Они не позволяют не просто делать такие заявления, а усомниться в тех результатах научных и клинических исследований, которые были проведены нашими предшественниками – тем же институтом биофизики Ильина и нашим РНПЦ радиационной медицины».

Владимир Бортновский подчеркнул, что во всех случаях радиационных аварий, произошедших в СССР, детерминированные эффекты облучения регистрировались лишь у одного или нескольких пострадавших.

«Фактического роста заболеваемости и смертности от злокачественных опухолей, а также показателей общей смертности среди населения и ликвидаторов по состоянию на 2014 год… не установлено», — подчеркнул эксперт.

В Беларуси все слишком хорошо…

Выводы большинства ученых, выступавших на конференции, подтверждали официальную точку зрения. Правда, некоторые выступления вносили диссонанс в общий оптимистичный фон.

Так, японский доктор, профессор с мировым именем Казуо Шимизу заметил, что по статистике заболеваемость раком щитовидной железы у детей в Японии после Фукусимы оказалась значительно выше, чем в Беларуси после Чернобыля. Если в Беларуси это заболевание встречается с частотой 1 случай на 10 тысяч человек, то в Японии после Фукусимы – 1 на 2,5 тысяч человек.

Это при том, что Чернобыльская катастрофа в 6-10 раз масштабнее, чем авария на Фукусиме: на японской АЭС утечка радиации составила 370 тысяч терабеккерелей, на Чернобыльской– 5,2 миллионов терабеккерелей. Кроме того, Япония – страна богатая йодом,«в то время как в Беларуси ощущается нехватка йода, следовательно, щитовидная железа чаще нуждается в йоде, так что радиоактивный йод легче инкорпорируется», — сказалпрофессор. 

В чем причина парадокса? Одним из объяснений могут быть ошибки в скрининге населения Японии, деликатно предположил Казуо Шимизу. О том, что население Беларуси может быть недостаточно обследовано, японский ученый, работавший в нашей стране над внедрением скрининговых программ, не сказал.

Еще один японский исследователь, Шинзо Кимура Абе из международной эпидемиологической лаборатории медуниверситета Доккио, отметил, что влияние малых доз облучения может проявиться через десятки лет.

«Прошло 70 лет после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Через 60 лет после облучения у пострадавших начали отмечать миелодисплатический синдром, который называют “вторым раком крови”», — сказал Шинзо Кимура Абе.

Пострадавшие районы болеют больше, но не из-за радиации?

В Беларуси то и дело появляются исследования, показывающие повышенную заболеваемость населения из пострадавших от аварии территорий. Однако официально связь болезней с воздействием радиации невозможно доказать.

Так, исследование Республиканского научно-практического центра «Мать и дитя» обнаружило двукратное превышение заболеваемости туберкулезом у детей из загрязненных регионов Беларуси.

Лариса Горбач, ученый секретарь РНПЦ «Мать и дитя», отметила, что белорусские ученые занимались исследованиями заболеваемости туберкулезом в пострадавших регионах в период до 1995 года. Тогда был выявлен значительный рост заболеваемости, в том числе у детей через год после аварии – в три раза, во второе пятилетие – на 45%.

«Но в целом ученые связывали этот рост заболеваемости не столько с радиационным фактором, сколько с тем комплексом неблагоприятных социально-экономических факторов, которые происходили в этих регионах: микроэпидемии среди алкоголиков и бомжей, миграция населения, радиофобия: население не шло на рентгенологическое обследование из-за боязни дополнительного облучения», — сказала Лариса Горбач.

Ученые центра «Мать и дитя» решили вернуться к проблеме.Они изучили данные по заболеваемости за 2004-2014 годпациентов от 0 до 19 лет в Гомельской и Могилевской областях. Оказалось, что показатели заболевания туберкулезом в наиболее пострадавших районах Гомельской области в 1,5-1,7 раза выше, чем в менее пострадавших, а в Могилевской области – в 2-2,3 раза выше.

Эксперт делает вывод, что стандартные для всей страны принципы по охране здоровья детей не подходят наиболее пострадавшим от чернобыльской аварии регионам – там нужны дополнительные мероприятия.

Источник: ej.by

Добавить комментарий