Пришла пора Западу расплачиваться за политику дешёвых денег

фото отсюда

Ряд Центробанков мира вслед за ФРС не стали вопреки своим обещаниям повышать ключевые ставки …

«После финансового кризиса 2008-2009 гг. денежные власти многих стран, стремясь оживить экономику, стали устанавливать низкую ключевую ставку центробанков и проводить политику так называемых количественных смягчений, — напомнил д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова Валентин Катасонов в статье «Последние решения центробанков, или Такого капитализм не знал», опубликованной на сайте Фонда стратегической культуры. — Ключевая ставка центробанков – ориентир при установлении процентных ставок по активным (кредиты) и пассивным (депозитные и иные счета) операциям коммерческих банков, а также ценным бумагам, обращающимся на финансовых рынках. Ещё в 2008 году Федеральная резервная система США установила ключевую ставку 0-0,25%, и такой она оставалась до 2015 года, когда произошло первое повышение на 0,25 процентных пункта».

Что касается Европейского центрального банка (ЕЦБ), то он последовательно снижал ключевую ставку, доведя её до нулевой отметки в марте 2016 года, — рассказал профессор. — На этом уровне она сохраняется до сих пор. Ещё раньше, в июне 2014 года, ЕЦБ установил отрицательную ставку по депозитным вкладам – минус 0,1%. Позднее ставка опустилась до минус 0,4%. После кризиса в минусовой зоне оказались ключевые и депозитные ставки центробанков Швеции, Дании, Швейцарии, Японии. Это означало, что деньги стали бесплатными или почти бесплатными (беспроцентными). И коммерческие банки начали терять клиентов по пассивным операциям, ибо за депозиты теперь деньги должен был платить не банк клиенту, а клиент банку. Уже не приходится говорить о том, что до трети всех ценных долговых бумаг, обращающихся на финансовых рынках, имели отрицательные процентные ставки. Такого капитализм никогда не знал».

«Дополнительной помощью капиталистической экономике стали программы количественных смягчений. Под ними понимается покупка центробанками на рынках ценных бумаг, — пояснил он. — Покупая бумаги, центробанки наводняют экономику деньгами; правильнее эти программы назвать количественным наращиванием денежной массы. Так, ФРС США с разгара финансового кризиса и до октября 2014 года реализовала три программы количественных смягчений, в результате чего Федеральный резерв раздулся как пузырь, его активы выросли с 0,8 трлн. до 4,5 трлн. долл. Аналогичную программу запустил ЕЦБ. А раньше других практиковать количественные смягчения начал Банк Японии, он засасывает разные бумаги с финансового рынка и раздувается подобно пузырю уже почти два десятилетия».

«Длительное проведение такой политики – сочетания низких (даже нулевых и отрицательных) процентных ставок с количественными смягчениями (наращиванием денежной массы) – небезопасно: экономика привыкает к дешёвым или бесплатным деньгам и её способность развиваться постепенно атрофируется. Деньги, которые попадают из центробанков и коммерческих банков в обращение, идут не на развитие реальной экономики, а на финансовые рынки, то есть на надувание новых пузырей. Возникает порочный круг», — отметил Валентин Катасонов.

«Центробанки пытались ужесточать денежно-кредитную политику путём повышения ключевой ставки и прекращения программ количественных смягчений; они заявляли, что будут проводить разгрузку своих балансов, освобождаясь от гигантских объёмов скупленных ценных бумаг, — напомнил он. — Федеральный резерв в результате нескольких повышений вывел ключевую ставку на уровень 2,25-2,50%. В августе прошлого года повысил ключевую ставку Банк Англии (с 0,50 до 0,75%), в октябре это же сделал Банк Канады (с 1,50 до 1,75%). Однако другие центробанки не спешили следовать примеру ФРС США. 7 марта ЕЦБ решил оставить ключевую ставку на нулевой отметке, сохранив на прежнем уровне другие ставки (ставка по депозитам – минус 0,4%, ставка по маржинальным кредитам – плюс 0,25%). Примечательно следующее: ЕЦБ много раз заявлял, что программа количественного смягчения, начатая в 2015 году, в конце 2018 года завершится. Однако наращивание денежной массы не прекратится и в текущем году: ЕЦБ предложит банкам долгосрочные целевые кредиты (TLTRO) для поддержания достаточности капитала. Европейская банковская система сегодня напоминает карточный домик – чихни и он развалится. Приходится продолжать накачивать европейские банки дешёвыми или бесплатными деньгами (первыми в очереди на такие деньги стоят итальянские банки). К началу 2019 года баланс ЕЦБ раздулся до 4,67 трлн. евро, что превышает показатели ФРС и Банка Японии. Пузырь ЕЦБ продолжает надуваться».

«ФРС США в лице своего нового руководителя Джерома Пауэлла ранее заявляла, что будет ужесточать денежно-кредитную политику. Обещали провести в этом году три повышения ключевой ставки, выведя её на уровень не ниже 3,50%, — пишет профессор. — Одновременно обещали продолжить разгрузку баланса ФРС, производя продажу ценных бумаг на 50 млрд. долл. в месяц. Последнее повышение ключевой ставки ФРС провела в декабре прошлого года, вызвав бурное негодование Дональда Трампа, который даже сказал, что Федрезерв для американской экономики опаснее, чем Китай. Однако руководители Федерального резерва знают, что они практически не досягаемы для американских президентов; после этого Джером Пауэлл ещё несколько раз заявлял, что курс на ужесточение денежно-кредитной политики будет продолжен».

«И вдруг 20 марта на очередном заседании Комитета по операциям на открытом рынке (КООР) ФРС было решено ставку не повышать. А больше всего удивило заявление ФРС о том, что теперь до конца года повышений не будет вообще. Ещё одно знаменательное заявление: Федеральный резерв сократит продажи ценных бумаг из своего портфеля и к осени полностью их прекратит. Многие назвали это разворотом политики Федрезерва. Я думаю, это, скорее, резкое торможение и остановка. Испугались, что американская экономика свалится в кризис, — считает он. — Основания для таких опасений есть. В декабре прошлого года ФРС дала прогноз, согласно которому прирост ВВП в 2019 году составит 2,3 %, а в 2020 году – 2,0 %. Накануне заседания КООР ФРС пересмотрела прогноз в сторону снижения прироста ВВП в 2019 году до 2,1% и в 2020 году – до 1,9%».

«Те, кто следят за всеми решениями ФРС по ключевой ставке, наверное, обратили внимание на некоторую нестандартность заявления, сделанного 20 марта. Обычно Федеральный резерв не раскрывает своих планов на перспективу, а тут он открыто заявил о планах до конца года. ФРС явно пытается вселить в участников рынка оптимизм. В учебниках по экономике это называют «управлением ожиданиями участников рынка»», — пояснил эксперт.

«На следующий день после заседания КООР ФРС, 21 марта, решения по ключевой ставке принял ряд других центробанков. Основные из них – Банк Англии, Национальный банк Швейцарии, Банк Кореи. Как и следовало ожидать, они свои ключевые ставки, следуя за ФРС, решили не менять. А вот Центробанк Норвегии выпал из этой тенденции и повысил ключевую ставку на 0,25 проц. пункта до 1,0%: у Норвегии наблюдается большой приток валюты от экспорта нефти. Однако вернёмся к ФРС США. При оглашении решения о ключевой ставке 20 марта Джером Пауэлл заявил: «Экономика США сейчас в хорошей форме». Эти слова прямо противоречат обещаниям ФРС не повышать ключевую ставку и не сокращать денежную массу путём продажи ценных бумаг. За политику дешёвых и бесплатных денег последних десяти лет пришла пора расплачиваться. Чуткие игроки на рынках, понимающие язык ФРС, перевели слова Пауэлла так: кризис уже не за горами», — заключил Валентин Катасонов.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Добавить комментарий