Большая ложь и статистика

Известная формула про то, что есть ложь, большая ложь и статистика, конечно, несправедлива. Система сбора и обработки статистических данных это довольно сложный механизм, который человечество формировало и совершенствовало веками, без которого трудно представить себе современное управление.

И тем не менее трудно не вспомнить данную шутку в связи с недавним реформированием Росстата, фактически оказавшимся под контролем правительства. Как только сменилось руководство ведомства, показатели российской экономики сразу резко исправились. Специалисты откуда-то нашли дополнительные 0,6% роста, объяснив это неучтенными ранее показателями строительной отрасли. Благодаря этим усилиям российская экономика показала по итогам 2018 года вполне приличный результат, целые 2,3%. Что, конечно, выглядит не слишком впечатляюще, но всё же является лучшим показателем за последние несколько лет.

Цифры оказались настолько противоречащие тому, что мы видим вокруг себя, что усомнились в них даже сотрудники Центрального банка, заявившие, что более правдоподобными всё же выглядят первоначальные подсчеты на уровне 1,7%.

Однако, как бы ни сомневались мы в конкретных данных, можно констатировать, что небольшой рост российская экономика всё же показывает. Беда лишь в том, что другие данные — как экономические, так и социологические — свидетельствуют не о преодолении кризиса, а наоборот о его углублении.

Цены на нефть, на которую по-прежнему делает ставку отечественная олигархия, остаются не слишком высокими. А главное, для того, чтобы поддерживать хотя бы этот уровень цен, Россия с 2017 года выполняет соглашение с ОПЕК, сокращая добычу. К несчастью, соглашение это работает лишь частично. Цены удерживаются от падения, но пока ОПЕК и Россия снижают добычу, Соединенные Штаты её наращивают, заполняя освободившуюся нишу. Доля российской нефти на мировом рынке неуклонно падает (с 16,3% в 1990 г. до 12% в 2018 г.). Потребители переходят с российской нефти на другие сорта. А к маю текущего года Россия по договоренности с ОПЕК должна снизить добычу ещё на 2%.

Сочетание стагнации на нефтяном рынке и продолжающейся деградации промышленности предопределяет общую депрессивную обстановку в экономике нашей страны. И если Росстату и удается несколько улучшить картину, ссылаясь на данные строительной отрасли, то социологические опросы и исследования экономистов безжалостно демонстрируют реальное положение дел.

Итак, посмотрим, как выглядит ситуация с точки зрения рядовых граждан.

Начнем с того, что доля доходов, которые людям удается откладывать в виде сбережений, неуклонно падает с 2015 г. Тогда она составляла 14,3%, а теперь всего 5,6%. Причем этот показатель в 2018 г. оказался ниже, чем в кризисном 2014 г., когда люди отложили 6,9%. Индекс потребительского доверия остается стабильно низким, составляя 65 пунктов, что опять же ниже, чем в 2014 г., когда в экономики констатировали спад. Зато доля россиян обеспокоенных ценами на еду достигла рекордных 35 пунктов. Пока потребительское доверие падает, беспокойство растет.

Не удивительно, что на таком фоне усиливается и недоверие к властям. Опрос Левада-центра показал, что подавляющее большинство граждан уверены: чиновники врут. Существенное различие во мнениях наблюдается лишь между теми, кто считает, что начальство врет всегда, и теми, кто думает, что бывают иногда случаи, когда должностные лица всё-таки говорят правду (ну, например, когда они сообщают нам, что мы не должны претендовать на деньги из бюджета или что государство не просило родителей нас рожать). Впрочем, недоверие к внутренней повестке властей — хроническая черта общественного мнения в России. Куда интереснее ещё один показатель — внешнюю политику Кремля граждане тоже оценивают с каждым месяцем всё более критически. Конечно, доля тех, кто всё ещё видит успехи страны на международном уровне по-прежнему велика, целых 45%. Но этот показатель достаточно тревожен, если учесть, что, во-первых, число оптимистов впервые оказалось меньше половины, а во-вторых, это самые плохие данные со времени крымского кризиса. Напротив, число людей негативно оценивающих внешнюю политику Кремля, составляет рекордные 25% также при рекордном росте числа сомневающихся — 30%.

Исправляя статистику, правящие круги несомненно успокаивают самих себя и вооружают аргументами работников пропагандистского аппарата. Но поможет ли это улучшить реальное положение на местах?

Скорее наоборот. Победные реляции отступающей армии вряд ли успокоят тех, кто собственными глазами наблюдает поражение и является его непосредственной жертвой. А что самое главное, подобное поведение власти свидетельствует об упорном нежелании извлечь из происходящего хоть какие-то уроки и что-то изменить в своей деятельности.

Если власть не желает менять политику, ведущую страну всё дальше вниз, стране придется менять власть. Или продолжать катиться вниз по наклонной плоскости.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Добавить комментарий